четверг, 26 октября 2017 г.

Дедушка – за внука, бабушка – за внучку

 
23 октября в Риге под стенами здания министерства образования и науки, что в старом городе у Пороховой башни, состоялся пикет против окончательного облатышивания русских школ. В акции участвовали не только рижане, но и жители Даугавпилса, Резекне, Салдуса и Айзкраукле. Аналогичная акция протеста прошла в тот же день и во втором по величине городе Латвии – Даугавпилсе.
Акция носила двуязычное название «Es Esmu Latvija, Аз Есмь Латвия». Недовольство людей вызвала намеченная уже на следующий учебный год реформа образования, предусматривающая обучение во всех школах только на латышском языке. А по окончании этого учебного года экзамены в русских школах нужно будет сдавать только на латышском.
Это не могло не вызвать негодование русскоязычного населения Латвии, которое составляет 42% от общего. Русские православные и староверы жили здесь задолго до 1940 года; действовали школы, в которых велось преподавание на русском языке. Были также польские, еврейские, немецкие, белорусские школы. Первая русская школа на территории современной Латвийской Республики – Екатерининское уездное училище, основанное в честь императрицы Екатерины Великой, было открыто в Риге 7 февраля 1789 года.
Испокон веков Латвия была мультикультурная страна. Сейчас в Латвии работают 313 средних школ и 22 вечерних, из них 107 школ – с билингвальным обучением: 60% предметов – на латышском, 40% – на языке национальных меньшинств (русском, украинском, польском), в том числе 94 – на русском. Из оставшихся 94 русских школ 54 находится в Риге, 9 – в Даугавпилсе, 4 – в Лиепае и Юрмале, 3 – в Елгаве и Резекне, 2 – в Вентспилсе и одна – в Екабпилсе. Всё это города со значительной долей русскоязычных жителей. Кроме того, 11 школ находятся в небольших городах и селах Латгалии, а 3 – в самоуправлениях Рижского региона, где русскоязычные пока еще составляют заметную часть населения.
На момент распада СССР, в 1991/92 учебном году, в Латвии работало 986 школ с 331 тысячей 181 школьником. Из них было 585 латышских, 219 русских, 178 двухпоточных латышско-русских и четыре – школы других национальных меньшинств, в которых на тот момент обучалось 208 учеников.
С 2000 года в Латвии была закрыта 81 русская школа, а в целом с момента восстановления независимости – 125, или 57%.

Абсурдность ситуации в том, что Министерство образования стремится ликвидировать образование на русском языке даже в частных школах, под надуманными предлогами лишая их аккредитации или же не продлевая ранее лицензированные учебные программы. Два года назад иезуитски была  закрыта рижская частная общеобразовательная школа «Иннова», а сейчас  дамоклов меч занесен над «Эврика», одной  из лучших общеобразовательных частных средних школ Латвии.
Когда у детей отнимают веками существовавшее образование на родном языке, это сродни катастрофе. Русскому ребёнку из русской семьи придётся в семь лет приходить в латышскую школу и учиться на неродном языке. Ведь не все дети посещают латышский детский сад, а многие дети вообще не посещают детсады. Они приходят в школу со слабыми знаниями латышского языка, только-только начинают осваивать его азы, и вдруг оказывается, что все предметы преподаются по-латышски. Если мы живём в демократической стране, то у родителей должен быть выбор. Если у родителей нет выбора, то они вынуждены действовать не на добровольной основе. А это – дискриминация.
Sic! Никто из противников реформы не отрицает необходимость перфектного знания детьми латышского языка. Никто!!! Тут дело в насквозь русофобской власти Латвии, идущей в фарватере западноевропейской и американской политики, которая сводится к тому, чтобы русский язык, родной для очень многих людей в Латвии, как, впрочем, и в Эстонии, Литве и даже на/в Украине, выдавить из пространства этих стран, прежде всего из образования. Цель понятна: вырвать людей из русскоязычного информационного поля, которым, по их мнению, якобы безраздельно владеет Россия лично Путин.
Ставка делается на борьбу с якобы внутренним врагом и чуждым языком. На размежевание и ксенофобию. На консерватизм самого тухлого, заскорузлого, хуторского толка.
Цель правящего истеблишмента Латвии весьма конкретна – окончательно низвести русскоязычных жителей до маргинального состояния и дать преимущество титульной нации. Ведь очевидно, что учеба на латышском языке русским детям будет даваться куда сложнее, чем их латышским сверстникам, что скажется и на итоговых оценках, и на дальнейшей жизни учеников.
Кстати, нечто подобное в свое время сформулировал Адольф Алоизович с подопечными: «Будут уметь считать до десяти и подписываться, и достаточно...».

Русские школы так же готовы к переходу на латышский язык, как евреи при нацистах были «готовы» к переходу в гетто, сказала в беседе со мной рижанка Ирина, пришедшая на пикет с собственноручно  изготовленным плакатом «STOP HOLOCAUST of russian education in Latvia!!» («СТОП ХОЛОКОСТ русского образования в Латвии!!»).
Как вы уже поняли, автор также посетил пикет. Поговорил с другими протестующими. Выпустил пар. Вдохнул адреналина. А вот с кайфом – напряжёнка. До сих пор пребываю в нигилистическом настроении. Почему? Объясняю.
На пикет собрались, по разным оценкам, от 500 до 700 протестантов. Плюс – многочисленные и вездесущие журналисты, включая российских телевизионщиков из ВГРТК и НТВ; плюс – несколько десятков муниципальных полицейских; плюс – непременные на подобных мероприятиях сотрудники полиции безопасности в гражданской одежде и с отличной фото- и видеоаппаратурой в руках.
Устроители пикета сами удивились, что собралось столько протестующих. Ведь ими было заявлено 100 человек, а пришло в разы больше. В обществе, намеренно расколотом властями Латвии, действующими по принципу
divide et impera (разделяй и властвуй) трудно собирать людей на те или иные акции. Поэтому в нынешней Латвии нет культуры уличных протестов. Большинство людей предпочитают дома на кухне плакаться в жилетку. Или же голосуют ногами. Если их что-то не устраивает, они собирают чемоданы и уезжают. Одни –  на Запад, потому что они граждане ЕС. К слову, в более благополучные страны уезжают не только русскоязычные, но примерно в такой же пропорции – представители титульной нации. Латышская детородная молодежь разбегается, как тараканы. В Британии–Ирландии их примерно уже столько же, что и в Латвии. И ни хрена они там на своём латышском не говорят. А их дети – вообще латышского не знают. Он им там сто лет не нужен.

Другие русские уезжают в Россию, потому что они хотят для своих детей полноценного русского образования и русской культуры.
Заявил и анонсировал пикет 42-х летний молодой человек, специалист в IT-индустрии Дэги Караев. Он – homo non politicus, хотя и любящий потроллить националистов. Кстати, несколько лет назад Дэги наделал шороху, потребовав от торгующих в Латвии международных медицинских компаний перевода инструкций к лекарствам на русский язык.
К организации акции протеста сразу же примкнул Русский союз Латвии, пытаясь перехватить инициативу у ожиревшей и переставшей ловить мышей как бы «русской партии» – «Согласия». Это партия почитаемого многими русского мэра Риги Нила Ушакова. На пикете не было никого из лидеров, и ни одного депутата Сейма этой партии. Да и сам Ушаков не пришел, срочно куда-то уехал…  Хотя многие протестующие ждали Нила. А ведь партия «Согласие» на последних выборах в Рижскую думу, а до этого в Сейм, потеряла достаточно много мандатов. Попытка лидера партии и рижского мэра Нила Ушакова угодить правящему истеблишменту ведет к потере русскоязычного электората. Если руководство «Согласия» и дальше будет так вилять хвостом, то на предстоящих в следующем году парламентских выборах потеряет еще больше мандатов.
Зато протестующих порадовала своим присутствием и выступлением на пикете ветеран латвийской политики Татьяна Аркадьевна Жданок – евродепутат с 2004 года и по настоящее время.
Несколько интересных фактов о Татьяне Жданок. Она – первый русский депутат в Европарламенте. Работает во фракции «Зелёные / Европейский свободный альянс».
В 1996 году через суд добилась признания себя гражданкой Латвии. Возглавив в середине 90-х движение за социальную справедливость и равноправие, преобразовала его в партию «ЗаПЧЕЛ» (За права человека в единой Латвии), переименованную впоследствии в партию «Равноправие». Сейчас Татьяна Аркадьевна возглавляет Русский союз Латвии.
Говорят, что Татьяна Жданок является дальней родственницей Владимиру Путину. Двоюродная сестра матери Татьяны, проживавшая в Ленинграде, была замужем за Михаилом Елисеевичем Путиным, который родом был из той же деревни, откуда вышли все предки президента России. В одном из писем сестра написала, что у Путиных родился внук Володя.
Также перед пикетчиками выступил евродепутат из Латвии Андрей Мамыкин, избранный от партии «Согласие». Ставши евродепутатом, А.Мамыкин приобрел достаточно собственного авторитета и ресурсов, поэтому не колеблется вместе с линией партии «ни нашим, ни вашим».
Теперь более подробно о причине моего нигилизма. Средний возраст протестантов – 50+. То есть, на пикет пришли те, у кого дети давно уже закончили школу, а у многих, как у меня, уже и внуки школу окончили…
Не вышли на протест ни учителя, ни директора русских школ. Они находятся под жестким прессом закона о «лояльности» и постоянно озвучиваемых планов по закрытию не менее половины русских школ. Поэтому они думают не о борьбе за права школьников учиться на родном языке, а о личных шансах не остаться без работы. И всё же, и всё же… Бывшая учительница моего сына, ныне пенсионерка, с которой я обмолвился об этом, ответила словами Владимира Высоцкого: «Мы не сделали скандала – нам вождя недоставало. Настоящих буйных мало – вот и нету вожаков».
Среди протестующих практически не было русскоговорящих школьников. То есть тех, которые больше всех пострадают от реформы. Почему проигнорировали? У них же – каникулы, времени свободного навалом. Ан нет же, «делегировали» борьбу за свои права дедушкам и бабушкам. Вот только боюсь, что при подобной инфантильности они вряд ли скажут спасибо деду за победу…