воскресенье, 12 марта 2017 г.

Читать и слушать Юрия Полякова всегда интересно


 
По приглашению клуба «Культурная линия» и при участии Международного медиа-клуба «Формат-А3» 9 марта в Риге побывал Юрий Михайлович Поляков – российский писатель и главный редактор «Литературной газеты». Им написано немало интереснейших произведений разных жанров – стихи, романы, пьесы, киносценарии, острая политическая сатира. Юрий Поляков является одним из самых продаваемых (причем, «по гамбургскому счету», а не благодаря агрессивной рекламе) и популярных в народе писателей. Его книги переведены на многие языки мира.
Побывал на встрече с ним, делюсь впечатлениями. Не претендую на лавры литературного критика, а всего лишь высказываю сугубо свое личное мнение, с которым читатели вправе соглашаться или не соглашаться. Тем не менее, для затравки приведу суждение человека, знающего толк в этом деле – признанного мэтра советского и российского кинематографа Станислава Говорухина: «Не так много писателей, за которыми я слежу, стараясь прочесть каждую новую книгу. Юрий Поляков – из них. Он один из моих любимых современных писателей. Его стиль узнаваем с первых строк, его сюжеты не отпускают до последней страницы, его меткие слова и сравнения западают в память, а диалоги увлекают емкой легкостью».
Мое знакомство с творчеством Юрия Полякова началось давно, с повести «ЧП районного масштаба», опубликованной в начале перестройки в журнале «Юность». Наверняка, люди среднего и старшего поколения помнят снятый по этому сценарию одноимённый фильм о закулисье комсомольских аппаратчиков-функционеров. Сюжет прост: обычная процедура приема подростков в комсомол; члены бюро райкома суетятся и спешат поскорее завершить это «табельное» дело, так как вечером их ждут в сауне – уходящий на «повышение» первый секретарь райкома комсомола устраивает «отвальную». И вдруг ЧП: в помещение райкома забираются злоумышленники, устраивают погром и уносят алое знамя... Да что я вам, в самом деле, сюжет рассказываю, вы же в те годы не на Луне пребывали, сами помните, чем всё это закончилось.
Спустя пару лет в той же «Юности» была напечатана ещё одна повесть Юрия Полякова –  «Сто дней до приказа», изобличающая табуированную в то время тему о дедовщине в Советской Армии. Публикацию рукописи несколько лет блокировала военная цензура.
Однако после наделавшей шороху посадки немецкого лётчика Матиаса Руста в мае 1987 года на Красной площади главный редактор журнала Андрей Дементьев позвонил в военную цензуру и сообщил о предстоящей публикации. «Но мы её не пропустим», – заявил цензор. «Лучше бы вы Руста не пропустили!» – съехидничал главред, и опубликовал «Сто дней до приказа». Повесть я прочитал с интересом, буквально на одном дыхании – за три года срочной службы в 1963-1966 гг я не понаслышке знал о всех нюансах неформальной армейской иерархии. И даже сюжетная линия о романе жены командира роты с рядовым и «многозначительный» финал повести не показались мне излишне вычурными. Нечто подобное произошло в моем учебном полку связи в Николаеве летом 1964 года. Курсант из параллельного взвода аккурат на Медовый спас самовольно убежал на двое суток в Цюрупинск, что в 90 км от военчасти, к своей пассии – попадье. Пока морально готовившийся к Успенскому посту батюшка освящал в церкви мёд и маковейчики, совершал освящение воды в окрестном водоеме и затем со своей паствой смывал в нём грехи праведные, его 45-ти летняя благоверная предавалась интимным утехам с 20-ти летним солдатиком. В иных обстоятельствах за двухдневную самовольную отлучку командир полка влепил бы нарушителю 25-30 суток гауптвахты, да перевел бы его из учебного в хозяйственный взвод. Но в нашем случае дело осложнилось тем, что разгневанный батюшка-рогоносец уже на Яблочный спас лично обратился к коменданту Николаевского гарнизона и к первому секретарю обкома партии с жалобой о разгильдяйстве военнослужащего, подкрепив её коллективной челобитной прихожан о наказании богохульника. Вскоре военный трибунал на открытом заседании в клубе полка отправил нашего сослуживца на год в дисциплинарный батальон. Через пару месяцев мы закончили «учебку», разъехались для продолжения службы по разным частям Одесского военного округа. Обрел ли батюшка душевное умиротворение и искупила ли матушка грех прелюбодеяния, нам неведомо. А вот то, что нашему горемыке досталось ой как несладко в дисбате, сомневаться не приходится.
Так что я не только с интересом прочел в 1987 году повесть «Сто дней до приказа», но и предался собственным воспоминаниям о службе в СА. И тогда же неосознанно мелькнула мысль о написании собственных армейских зарисовок. Но это сбылось лишь спустя 25 лет. Желающие могут прочитать их по ссылке: http://borisovskij.blogspot.com/2013/04/blog-post.html
С тех давних пор романы и повести Юрия Полякова читаю регулярно, тем более, что сейчас делать это можно забесплатно, не покупая книг, а в Интернете – Гугл вам в помощь.
К слову, приезд к нам Юрия Полякова связан с показом в Риге труппой московского Театра сатиры его острой, сердитой и одновременно смешной пьесы «Чемоданчик», поставленной режиссером Александром Ширвиндтом. Сюжет аллегоричен. Действие происходит в Москве «не ранее 2018 года». У президента России, женщины родом из ленинградской коммуналки (изящный и весьма прозрачный намек!), сперли ядерный чемоданчик. И, как следствие, происходит целая череда невероятных и смешных историй с непредсказуемым финалом.
На вопрос одного из участников встречи о цензуре в России, Юрий Поляков ответил: «Это неприличный вымысел. Кстати, пьесу «Чемоданчик» я в Кремле не согласовывал». В подтверждение отсутствия цензуры Юрий Поляков сослался на свою современную пьесу «Одноклассники», идущую с неизменным успехом с лета 2009 года в Центральном театре Российской армии. Пьеса правдиво и нелицеприятно показывает всю противоречивость нынешней жизни на примере одноклассников, собравшихся на свой «традиционный сбор» через двадцать лет. У каждого из них своя судьба: у священника и олигарха, у поэта-бомжа и королевы красоты, у тоскующего эмигранта и школьной учительницы. Изюминку пьесе придают память про школьные влюбленности, давние грехи, любовный треугольник, и даже тайна отцовства...
По словам Юрия Михайловича, сейчас только в Москве с неизменным аншлагом идут шесть спектаклей по его пьесам. Замечу, что пьесы Юрия Полякова долгие годы с успехом идут не только на российских сценах, но и в ближнем и дальнем зарубежье. В этой связи приведу ещё одно его высказывание: «Я не Шендерович и не Быков. И пишу не сиюминутные фельетоны, а делаю вещи, которые, хочется верить, будут читать и ставить через 10-20 лет». В одном из интервью Юрий Поляков отметил: «Наш театр оказался пленником ложно понятой новизны и вседозволенности, застрял в своего рода «дне сурка» и никак не может выбраться. Под обновлением языка понимается матерщина, под творческой дерзостью – генитальная развязность, а под остротой – мучительная, как зубная боль, неприязнь к собственной стране. Многие режиссеры уверены: театр – это своего рода майдан, место неадекватной самореализации, где можно воплотить любую, самую бредовую грезу». Откровенное и горькое признание – ни дать, ни взять.
В своих книгах «Апофегей» (1989), «Демгородок» (1993) и «Козлёнок в молоке» (1995) Юрий Поляков философски размышляет об атмосфере 90-х годов, известной как период «хватай мешки – вокзал отходит», и о жизни современного общества. А в авантюрной любовно-детективной повести «Небо падших» (1997) увлекательно рассказывает о жестокой цене, которую приходится платить за сверхстремительный успех и сказочное обогащение новых хозяев жизни. Роман Юрия Полякова «Грибной царь», изданный в 2005 году более чем 130-тысячным (!) тиражом, переполнен свежими афоризмами и едкой сатирой о духовно-нравственных и семейно-сексуальных метаниях топ-менеджеров среднего возраста.
На встрече в Риге Юрий Поляков представил свою только что изданную новую книгу «Перелетная элита». Так автор именует не только властителей либеральных дум, но и других этнических мутантов и представителей подрейтузной демшизы, уезжающих в туманный Альбион или солнечный Брайтон-Бич из ставшей «вдруг» неласковой к ним России. О всех них знаменитый писатель высказался очень жестко: «Я всегда думал, что, сожрав все в одном месте, перелетает на другое саранча, а не национальная элита. Перелетная элита особая примета новой России». В упомянутую книгу/сборник вошли лучшие авторские статьи, эссе, интервью, афоризмы и даже комедия «Чемоданчик», критикующие тех, кто, подобно саранче, поглощает Россию, оставляя за собой выжженную землю и выжженные души. Но, заметил Юрий Михайлович, книга «Перелетная элита» обращена, прежде всего, к русским людям, противостоящим этому опустошению.
Юрий Поляков с сарказмом отзывается о жизни российской творческой интеллигенции, демонстрирующей, по его словам, больше нелепости, нежели смысла и целесообразности. И с улыбкой добавил: «Черный квадрат» Малевича – битва негров в пещере. Не скрывает своего резко отрицательного отношения к «перестройке» и распаду СССР, считая, что в те годы Россия показала миру как не надо реформировать страну. Дословная цитата: «Многие говорят зато мы получили свободу слова! Если бы мне предложили такую альтернативу: сохраняется СССР, не будет жутких 90-х, отбросивших всех нас на свалку, не лишатся сбережений старики, но твои вещи будут напечатаны только через 1520 лет, я бы с радостью согласился. Не стоит свобода слова разгрома страны, обобранных стариков, утраченных территорий!».
Вот ещё некоторые ёмкие высказывания Юрия Полякова на встрече в Риге: «Российская версия либерализма – абсолютно антигосударственная, прозападная»; «Ельцин-центр – мумификация позора»; «Толерантность – это продолжение информационной войны. Под её видом идет агрессия одних против других; но ею нельзя нарушить историческую справедливость».
На вопрос из зала о книге Бориса Акунина «История Российского государства» Юрий Поляков ответил: «Это перевод в либеральную версию российской истории. Автор – не историк, а либеральный популяризатор. Он порочит историю, обогащая её западными версиями. Это убыточный проект, финансируемый извне, и рассчитанный на молодых неосведомленных читателей. Необходимо бережно относиться к национальной истории».
О «Литературной газете», главным редактором которой он является с 2001 года, Юрий Поляков отметил, что ему удалось сделать газету более объективной. На её страницах выступают носители разных политических и эстетических взглядов. Удалось помочь консолидации писательской интеллигенции, наладить диалог между представителями разных взглядов и течений.
Юрий Поляков смел и раскован в рассуждениях. Его речь наполнена аллегориями и метафорами, полна примеров жизненных коллизий и гротескного реализма, страстью, тонкой иронией, незаметно переходящей в лиризм.
В качестве брюзжания (как ни крути, имею опыт литературного редактора) отмечу, что в некоторых своих произведениях Юрий Михайлович нет-нет да и вставит в повествование ранее уже использованные ситуации и обороты с минимальными изменениями. В ответах на вопросы из зала обильно цитирует сам себя. Это смахивает на своеобразный «писательский нарциссизм». Откровенно говоря, меня резанули его слова: «Как читателю мне Прилепин не интересен; как писатель он ещё не состоялся». Лично мне литературное творчество и публикации на злобу дня Захара Прилепина нравятся не меньше прозы и публикаций в жанре гротескного реализма Юрия Полякова.
В самом конце встречи, отвечая на вопрос из зала, Юрий Поляков сказал, что его жена Наталья, как и многие жены других писателей, читает произведения своего мужа как следователь КГБ. При этих словах мы с женой недвусмысленно переглянулись. Юрий Михайлович, как я согласен с Вами! Не единожды я этот «закон» на себе испытал…
На этом всё. Счастья, удачи и здоровья всем добрым людям!