воскресенье, 23 октября 2016 г.

Настоящий профессор

Эта история – продолжение ранее опубликованной «Преподаватели ОГМИ – наши кумиры». На сей раз расскажу о заведующем кафедрой математики, профессоре Рутман Моисей Ароновиче.
Профессор Рутман Моисей Аронович со студентами Одесского гидрометинститута. Январь 1957 г.
Моисей Аронович Рутман – коренной одессит, навеки вписавший свое имя в историю этого славного города.

Родился он 21 мая 1917 года. В 16 лет, т.е. в 1933 году, поступил сразу на третий курс Одесского университета. Закончил его экстерном через год, и сразу же был принят в аспирантуру на университетской кафедре математического анализа. 17-летний аспирант Моисей Аронович начинает преподавать.  В 1939 году М.А.Рутман защитил диссертацию и стал самым молодым кандидатом наук в Одессе.
За свою 46-летнюю педагогическую деятельность Моисей Аронович преподавал высшую математику в шести ВУЗах Одессы, в четырех из них он в разные годы заведовал кафедрами. Но больше всего он проработал в качестве заведующего кафедрой математики Одесского гидрометеорологического института. В мои студенческие времена на этой кафедре вместе с М.А.Рутманом работали также известные математики З.И. Рехлицкий и Р.К. Романовский.
Мы, студенты, ценили Моисея Ароновича как прекрасного лектора, просто и доходчиво излагавшего достаточно сложную высшую математику. И это несмотря на то, что он был очень строгим на зачётах и экзаменах. Хочу акцентировать внимание на человеческих качествах Моисея Ароновича – жизнелюбии, общительности, отзывчивости, умении четко и ясно дискутировать. Круг его интересов не замыкался только на математике. Он был очень эрудированным и в искусстве, и в политике. Его высказывания в этом плане всегда были оригинальными, нестандартными. Характерный штрих: на робкие попытки «русификации» профессора, когда кое-кто называл его Михаилом Александровичем, Рутман, как истинный одессит, тут же тактично поправлял: «Меня зовут Моисей Аронович».
В свете нынешней ситуации с мовой на/в Украине хочу подчеркнуть, что в те давние времена наши институтские преподаватели НИ-КОГ-ДА не ставили языковый вопрос во главу отношений. И в то же время никак не ущемляли студентов, недостаточно владеющих русским языком. Вспоминается такой эпизод 55-летней давности из моей тогда ещё до армейской студенческой поры, когда я был первокурсником ОГМИ. В нашей группе была дивчина Ганна, родом из Полтавы. Родной её язык – украинский, да и школу она закончила украинскую. Поэтому русский язык во всей полноте Ганна осваивала весь первый курс, постоянно сбиваясь и переходя на украинские слова. И вот однажды на семинаре по математике (это было в декабре 1961 года) наша Ганнуля в очередной раз замешкалась и вместо «производной» употребила термин «похiдна». В аудитории тут же раздался надменный смешок. А вот Моисей Аронович сказал Ганусе: «Отвечайте по-украински, если Вам так удобнее. Я всё отлично понимаю. А самых смешливых Ваших однокурсников я непременно проверю дополнительными вопросами по этой теме». Надо ли говорить, что все снобы тут же заткнулись, так как прекрасно знали строгость профессора.
Моисей Аронович Рутман руководил кафедрой математики ОГМИ до самого последнего дня своей жизни. Умер он 10 декабря 1990 года.