воскресенье, 16 августа 2015 г.

Преподаватели ОГМИ – наши кумиры

«Наши кумиры» – именно под таким названием собравшиеся в социальной сети «Одноклассники» выпускники Одесского гидрометеорологического института (ОГМИ) 60-х, 70-х и более поздних годов выпуска решили создать фотоальбом и поделиться своими воспоминаниями об институтских преподавателях, читавших нам лекции, проводивших семинары, коллоквиумы, лабораторные и практические занятия, руководивших производственной практикой, подготовкой курсовых, дипломных и даже диссертационных работ. Отдать должное нашим преподавателям – воистину благородное дело! Ведь многие из них, к сожалению, уже ушли из этого суетного и прекрасного мира. Но они всё равно продолжают жить в нас, в наших воспоминаниях. Да и чего греха таить, у выпускников ОГМИ шестидесятых – первой половины семидесятых годов сейчас тоже наступил уже период, когда воспоминания о студенческих годах и связанных с ними забавных историях и приключениях является если не единственным, то весьма важным из того, что тебе ещё осталось.
И еще одно вводное замечание. Пусть никто не усомнится в нашей искренности, или же упрекнет в идеализации героев наших воспоминаний. Как говорил К.С.Станиславский, «время – прекрасный фильтр, великолепный очиститель воспоминаний о пережитых чувствованиях. Мало того, время –  прекрасный художник. Оно не только очищает, но и умеет поэтизировать воспоминания».
Июнь 1969 г. После получения дипломов об окончании ОГМИ автор этих строк Михаил Борисовский и его однокурсница Вера Сидак благодарят своих преподавателей. Слева направо: доцент Сучкова А.В., зав. кафедрой Синицина Н.И., секретарь партбюро института Щербак П.И., профессор Вакулин Д.Я. (во втором ряду, в темных очках).
Именно с таким мерилом я готовил свою лепту в альбом/историю о кумирах ОГМИ. Без лишней скромности скажу, что предлагаемые воспоминания в какой-то мере предпочтительнее других, постольку-поскольку мои студенческие годы растянулись во времени на целых 8 лет. Поступил в ОГМИ сразу после окончания 10-летки в 1961 году (институт тогда находился на ул. Чкалова 2а), с третьего курса призван в армию (последствия Карибского кризиса, понимаете ли), отслужил 3 года, в 1966 году возвратился в институт (к этому времени уже на Кирова 106), и закончил его в 1969 г. Кстати, подобная участь досталась также ещё троим моим однокурсникам-агрометеорологам – в армию были призваны Ариф Абакаров (со второго курса),  Володя Рябов и Арнольд Пендерава. Выполнив свой священный долг перед Родиной, Ариф, Володя и Арнольд также возвратились в родной ОГМИ, и мы вместе продолжили учебу. К моменту получения дипломов наши однокурсники, с которыми мы начинали «доармейскую» учебу, уже успели отработать положенные 3 года по распределению.
А некоторые будущие кумиры, в 1961/62 учебном году бывшие всего лишь ассистентами или лаборантами, к 1968/69 учебному году стали уже маститыми преподавателями (И.И.Мармерштейн,  Л.Ф.Шевченко, Е.Д.Гопченко, А.Б.Швебс, Божко Л.Е. …).
А вообще же в ОГМИ в те годы был уникальный коллектив преподавателей, известных ученых, блестящих лекторов, глубоко интеллигентных и просто замечательных людей – добрых, отзывчивых, человечных. Содержательные лекции, интересные практические занятия, участие в научных экспедициях, спортивные соревнования, художественная самодеятельность, вечера отдыха, турпоходы, третий семестр в стройотряде…

Перерыв во время строительства спорткомплекса ОГМИ во дворе общежития на Гамарника 5. Мои однокурсники (слева направо): Аркадий  Мурга, Роза Горелова, Лида Щербинина, Юра Хмячев и автор этих строк Михаил Борисовский. Сентябрь 1968 года.
В спортлагере ОГМИ. Тренировка команды института по гандболу. На воротах Михаил Борисовский, с голым торсом Володя Рябов. Осень 1968 года.
Студенческие годы – самое интересное и насыщенное время: ведь это не только учеба, но и друзья, любовь, курьезные ситуации… Пока учишься, не задумываешься об этом, но со временем постоянно вспоминаешь, сравниваешь… Вот и я до сих пор вспоминаю трепетное волнение в 20-х числах августа 1961 года, когда искал себя в списке поступивших; поездку в колхоз в первый месяц студенческой жизни (село Старая Акаржа это было), где все перезнакомились друг с другом, подружились. Первые «хвосты», пересдачи зачетов и экзаменов – на первом-втором курсах без них практически не обходилось… Но всё-таки пересдавали и на стипендию благополучно вытягивали… Да много что ещё вспоминаешь… Всё это было у нас, тогдашних студентов. И мы очень благодарны замечательному преподавательскому составу, всецело опекавшего нас, талантливому руководству института и, конечно же, своим однокурсникам. Каждый выпускник ОГМИ несёт воспоминания об этом в своем сердце до конца своих дней, и может сказать очень много теплых слов о преподавателях института.
По словам Ларисы Белой, выпускницы 1968 года гидрологического факультета, «студентам нашего гидромета очень повезло: ни в одном ВУЗе страны таких классных преподавателей не было». Её замечательно дополнила выпускница того же года Нелли Тибилова: «Нам повезло учиться у настоящих, любящих и знающих свое дело преподавателей. Но ведь они нас любили и практически всех знали по именам, были демократичны и интеллигентны».
Ректор ОГМИ Кобус Г.Л.
Ректор института Г.Л.Кобус и многие наши преподаватели прошли через Великую Отечественную войну, свое вузовское образование получили либо в довоенные, либо в первые послевоенные годы. Как и весь народ, жили и работали в трудные времена. И сохранили все человеческие качества. Они не произносили во время занятий с нами пафосных слов о долге, чести и совести, а просто жили и действовали в соответствии со своими принципами, с твердым и ясным мировоззрением, учили нас профессии с любовью и теплотой. Они вдалбливали в наши юные головы не только знания основ своего предмета, но и своими поступками учили высшим человеческим качествам. За свою растянутую во времени аж на 8 лет студенческую жизнь я не припомню случая, чтобы какой-то преподаватель как-то подчеркнул свое превосходство перед студентами – вчерашними школьниками.
Наши преподаватели, а также институтские комсомольские вожаки Анатолий Яворский и Александр Шелухин подарили нам частицу себя, своих знаний, своего мастерства и своей души. Они поддерживали в институте определенный морально-этический уровень, опуститься ниже которого было просто нельзя. Вот за это мы их уважали, любили, и до сих пор помним. Кумиры, у которых мы учились, кафедры, на которых мы делали лабораторные работы или шли практические занятия – всё это заложило основы профессионализма, сформулировало особенности мышления. Лично для меня родной ОГМИ стал школой последующей жизни. И говорю это не для красного словца, это так и есть на самом деле.
Проф. Твердый В.П.
До сих пор вспоминаю, как завораживающе, с упоением читали будущим агрометеорологам лекции по высшей математике доцент Рехлицкий З.И. и по химии – доцент Жарновский А.М., увлекая в мир своих наук. И мы «обалдевали» знаниями этого достаточно сложного материала, и только со временем поняли, что математика и химия в основе своей просты и лишены какой-либо «мистики». А лекции профессора В.П. Твердого по физике!... Он не только вводил нас в мир физических явлений и закономерностей природы. Своими музыкальными вечерами Вадим Петрович Твердый вводил нас в мир прекрасного. Затаив дыхание, студенты разных курсов и факультетов внимательно, не шевелясь, слушали. Ещё бы! Нам давали уроки понимания серьезной музыки.

Проф. Раевский А.Н.
На лекциях доцента В.С. Навроцкой по метеорологии, доцента Е.В. Голуб и профессора А.Н.Раевского по климатологии, доцента Н.И.Синициной по агроклиматологии совершенно не замечалось, как проходит время и пара заканчивается, казалось, что впереди ещё целый час. Их лекции пропускать не хотелось… Вера Силовна Навроцкая, в отличие, скажем, от эмоционального Александра Николаевича Раевского, читала свои лекции тихо, буднично, без каких-либо эффектных лекторских приемов. Однако очень быстро мы почувствовали внутреннюю увлекательность и красоту её лекций. До сих пор дословно помню, хотя с тех пор прошло уже более 50 лет, сказанное Верой Силовной на самой первой, вводной лекции по метеорологии: «Где бы вы, ребята, ни работали – на 
Доцент Навроцкая В.С. (в центре).
гидрометстанции, в обсерватории, в бюро погоды – перед глазами будут одни цифры, цифры, цифры… Но за каждой цифрой вы должны видеть суть физических процессов, происходящих в атмосфере». К слову, В.С.Навроцкая единственная за всё время обучения поставила мне однажды «неуд» на коллоквиуме по метеорологии, хотя я всё время, с первого семестра, был в отличниках, и закончил институт с красным дипломом.Теперь более подробно о наставниках агрометеорологического отделения. На первом-втором курсах моей ещё «доармейской» учебы заместителем декана метфака и зав. кафедрой агрометеорологии была Екатерина Андреевна Кожемяченко. Поначалу она показалась нам строгим и властным администратором – грозила лишением стипендии за пропуски и опоздания на лекции, за отказ пойти на дежурство ДНД или на праздничную демонстрацию. Но очень скоро мы узнали её с другой, с человеческой стороны: её внимательность, чуткость, энергичность, оптимизм, веселый нрав. И 8 марта 1962 года целая ватага ребят моей группы А-11 – Вася Корнеев, Володя Матухно, Лёша Котельников, Лёня Пономаренко, Гена Седов, Ариф Абакаров, Володя Рябов и я, разумеется, – явились к Екатерине Андреевне домой с огромной охапкой тюльпанов и веток мимозы, чтоб поздравить её с праздником. Вот был сюрприз для неё!...
Мои однокурсники и преподаватели на демонстрации 7 ноября 1967 года. Во втором ряду слева направо: преподаватель Дмитриева Л.И. (видна чуть-чуть, с цветами), зав. кафедрой Синицина Н.И., доцент Сучкова А.В. и доцент Шевченко Н.Я. В первом ряду студентки Аня Ижаченко, Лида Щербинина, Жанна Сатырь.

Мои однокурсники и преподаватели на демонстрации 7 ноября 1968 года. Слева направо: Люда Оленичева, Юрий Хмячев, Валя Полякова, Валя Горобец, зав. кафедрой Н.И.Синицина, Вера Бондаренко, доцент Е.А.Кожемяченко, ст. преподаватель А.П.Бачманов, ассистент Л.Ф.Горобец.
Много теплых слов хочу сказать о зав. кафедрой агрометеорологии  Н.И.Синициной. На четвертом-пятом курсах она читала нам лекции и вела практические занятия по агроклиматологии. Как педагог, Нина Ивановна обладала ценнейшим качеством – она не подавляла студентов своим авторитетом и своими личными пристрастиями в выборе тематики то ли курсовой, то ли дипломной работы, а всячески поддерживала еле заметные ростки научных интересов среди нас. Для Нины Ивановны была характерна не та ныне популярная панибратская демократичность, а истинная, зовущая к самым высоким идеалам. Иногда она приносила с собой на практические занятия свежий номер «Литературной газеты». Ах, какие шедевральные материалы и актуальные темы в то время поднимали в «ЛГ» журналисты Ольга Чайковская, Юрий Щекочихин, Капитолина Кожевникова… Их публикации передавались из рук в руки, имели огромный общественный резонанс. Нина Ивановна приносила выписываемую ею «ЛГ» и поручала кому-то из нас вслух прочитать тот или иной очерк на острую тему, после чего в группе начиналось обсуждение. До сих пор мне памятны её глубокие и тонкие замечания по самому широкому спектру общечеловеческих проблем. С помощью подобного нестандартного «приёма» Нины Ивановны мы, словно огурцы в банке, впитывали «нравственный рассол» – тот, который нельзя потрогать руками, но который дает внутренний нравственный стержень на всю последующую жизнь. Нина Ивановна Синицина с уважением относилась к каждому из нас, одновременно вселяя нам веру в собственные силы. Скажу откровенно – именно она дала мне импульс для начала научной работы, ненавязчиво порекомендовав непременно поступить в аспирантуру при ГГО им. Воейкова, к профессору Иде Артуровне Гольцберг. Нина Ивановна Синицина дала путевку в серьезную научную деятельность своим студентам, закончившим ОГМИ в середине 60-х годов (эти ребята были на 4-5-м курсах, когда я поступил в институт, поэтому хорошо помню их по студенческим годам). Вот некоторые из них, ныне доктора наук, профессора, ведущие агрометеорологи: А.Н.Полевой, А.Д.Клещенко, В.В.Вольвач, Е.К.Зоидзе…
Хочу также помянуть добрым словом Гагарину (к сожалению, имени и отчества не помню) – она преподавала русский язык иностранным студентам, обучавшимся в ОГМИ. Большинство из нас помнят её разве что визуально, я же с ней соприкоснулся во время поступления в институт в августе 1961 года – она была ответственный секретарь приемной комиссии. Но это несколько другая история, а сейчас я хочу рассказать о Гагарине словами её студентов. Дело в том, что два с половиной года – с 1966 по 1969 – я вместе со своим институтским товарищем Володей Рябовым прожили в 221-й комнате общежития с двумя вьетнамцами – Бик (приборист) и Тханг (гидролог). Они закончили ОГМИ в 1969 году. Это были чудные, добрые, отзывчивые и необычайно скромные ребята. Всякий раз, когда мы с Володей приглашали их присоединиться к нашей наспех сварганенной пирушке-застолью по тому или иному поводу, Бик и Тханг мило благодарили и неизменно отказывались хотя бы пригубить вино или шампанское: «Перед отъездом в СССР нас напутствовал президент Вьетнама Хо Ши Мин, и мы лично обещали дедушке Хо быть достойными гражданами своей страны». Но зато очень часто Бик и Тханг с теплотой и любовью рассказывали нам о преподавателе Гагариной. Она сама разработала методику обучения русскому языку студентов-иностранцев, сочетая в ней и повседневную разговорную речь, и специфичные гидрометеорологические термины. С каждым своим подданным работала индивидуально, выбирая время так, чтобы студенты не пропускали основные занятия. Всегда живо интересовалась их успеваемостью и бытовыми условиями. Много рассказывала иностранцам о культурных традициях и быте советских людей. Они же, в свою очередь, и с её помощью готовили небольшие представления из вьетнамской жизни. Помните их национальный танец с бамбуковыми палками? Вот то-то же! Напомню, что в те годы Вьетнам отчаянно воевал с вторгшимися на его территорию США. И Гагарина искренне переживала со своими студентами за их Родину. И удивительное дело! Эта история имела необычное продолжение. Спустя 36 лет, в мае 2005 года в Женеве проходил 9-й конгресс Всемирной метеорологической организации. Я, как зам. начальника управления Гидрометслужбы Латвии, представлял республику на конгрессе. И познакомился там с профессором Нгуен Дук Нгу, руководителем Гидрометслужбы Вьетнама. Он очень хорошо разговаривал по-русски. На мой вопрос, где он выучил русский язык, последовал ответ: так я же закончил Одесский гидрометеорологический институт, и русскому языку меня обучала Гагарина. Представляете?!...

Новоиспеченные инженеры, выпускники ОГМИ 1969 года. На переднем плане (слева направо): автор этих строк Михаил Борисовский, Арнольд Пендерава, Лёва Сухов.
Студенческие годы закончились, и мы – новоиспеченные инженеры – из Южной Пальмиры разъехались по распределениям во все концы тогда единой и дружной страны. Кто куда: далеко на север (Мурманск, Архангельск, Салехард, Тикси), на запад (Калининград, Прибалтика), в центральные районы ЕТС, в Сибирь, республики Средней Азии, на Дальний Восток. И вскоре на себе ощутили известный афоризм Козьмы Пруткова: «Каждое место от чего-то далеко, но к чему-то и близко». И спасибо сети «Одноклассники», благодаря которой мы знаем, где находится каждый из сокурсников, чем он живет и занимается. Именно благодаря «Одноклассникам» мы в режиме онлайн вспоминаем сейчас о годах, проведенных в институте. И хотя эти воспоминания со временем бледнеют, но своих преподавателей мы помнили, помним и будем помнить всегда, пока останется хоть один человек, который с гордостью скажет: я закончил ОГМИ!