суббота, 20 января 2018 г.

С последних яиц шерсть состригают

Итак, широко разрекламированное и столь долгожданное снижение НДС с 21% до 5%  на характерные латвийские фрукты, ягоды и овощи аж 64-х наименований состоялось! Хотели как лучше, а получился литовский национальный праздник «Обломайтис». Так что ликовать совсем не хочется. И в воздух чепчики как-то не очень бросается. Обещанного слугами народа снижения цен на овощи и фрукты на 1,9–3,5%, а по фанфаронству Минземледелия – аж на 6,7%, не видно даже под лупой с 25-кратным увеличением. Причем не видно нигде – ни в сетях магазинов Rimi, Maxima, Mego, Supernetto, Lats, Top, ни в небольших магазинах легально работающих торговцев овощами/фруктами, ни у перекупщиков, ни у индивидуальных продавцов на рынках.
Придирчивый читатель вправе спросить: стоит ли кипятиться из-за разницы в цене в несколько центов? Но дело ведь не в том, что 31 декабря картофель по цене 0,35 евро/кг в том же магазине 1 января должен был стоить 0,30 евро, а цена килограмма лука, моркови, свеклы и капусты тоже должна была снизиться на 0,05 – 0,07 евро. Дело в принципе! Совершен массовый обман покупателей.
Понятно, что цены на овощи и фрукты зависят от урожая, они сильно подвержены сезонным колебаниям, и что на них влияет также стоимость доставки. Но как понять, что заранее закупленный и завезенный в магазин товар, продававшийся вчера вечером по цене 1 евро/кг при ставке НДС 21% сегодня утром продается по той же самой цене, но при НДС 5%? Это означает только одно: продавец поднял цену! Ведь в данном случае ни производители, ни поставщики свои цены не подняли.
Провел собственное небольшое расследование, благо времени свободного у меня, сениора, много, да и не экономлю его для игры в гольф. Представители рижских Maxima (ул. Дзирциема 51), Rimi (ул. Дзирциема 42) и Mego (ул. Лидоню 27), сославшись на коммерческую тайну, уклонились от ответа, почему в их магазинах не снизилась с 1 января розничная цена на латвийские овощи/фрукты. В нескольких магазинах Rimi произошла удивительная метаморфоза: лук, чеснок, капуста, морковь и свекла 31 декабря на ценниках значились, как латвийские, но 1 января их позиционируют как Lietuva.
Зачем, спрашивается, подобная манипуляция с указанием страны-производителя овощей? Ведь НДС на литовские овощи тоже должен быть снижен с 21% до 5%. Вывод, что называется, на поверхности: замылить покупателям глаза, «под сурдинку» о снижении НДС повысить цены (дескать, товар то импортный, за морем – полушка, да рубль перевоз) и навариться. Глядишь, вскоре начнут перекрашивать головки китайского чеснока, чтоб продавать его как местный, взвинтив цену до 8–9 евро/кг, и отслюнявив государству скромные 5% НДС. И заметьте – абсолютно никаких последствий для торговцев от подобного мухлежа!
Более разговорчивым оказался владелец небольшого плодово-овощного ларька на круге ул. Дзирциема и ул. Буллю. Кстати, у него всё чин чинарём: и кассовый аппарат, и чеки, и вежливая продавщица с именем на бейджике, и местные овощи отменного качества. Правда, стоят на 2530% дороже, чем в упомянутых торговых сетях. Значит, снижение цены должно быть более заметным. Святая наивность! Никаких изменений, разве что в чеке размер PVN равен 5%. Не задумываясь, саймниекс честно признался, что с 1 января он повысил цены по причине удорожания бензина. И, словно оправдываясь, продолжил: но для покупателей цена ведь осталась прежней – как стоила морковка 0,70 евро/кг, так и стоит. А цену на свой товар он, дескать, вправе устанавливать сам. На наводящий вопрос: а у поставщика овощей вы закупили их по прежней, или по новой цене? – владелец лишь загадочно улыбнулся…
В овощном павильоне на рижском Центральном рынке тоже тщетно искать снижение цен на латвийские овощи и фрукты. В павильоне днем с огнем не сыскать рядового фермера-сельхозпроизводителя. Здесь правят бал перекупщики. Работают без кассовых аппаратов. Наемный продавец на вопрос: почему цена осталась прежней? – в ответ лишь пробубнит что-то невнятное под нос, и отведет глаза в сторону. Да и торг здесь не уместен – это вам не одесский Привоз.
А как сладостно трындели власть предержащие и чиновники-управленцы Минземледелия о пользе от снижения НДС: латвийские фрукты-ягоды-овощи станут дешевле; выиграют местные производители; поднимется престиж сельского хозяйства; овощей и фруктов выращивать будут больше; отрасли овощеводства и садоводства получат мощный стимул для роста; объем легальной торговли увеличится на 20%; снизится теневая экономика… Напомню, члены Латвийской ассоциации торговцев продуктами питания и Латвийской ассоциации торговцев в октябре 2017 года подписали меморандум о сотрудничестве с Минземледелия и Минфином. В документе твердо обещали учитывать пониженную ставку НДС в размере 5% на овощи и фрукты с 1 января 2018 года, и тем самым обеспечить снижение конечной цены на продукцию.
Вспомним также проведённую в магазинах Rimi, Maxima и Top в первой половине ноября 2017 года рекламную кампанию в поддержку снижения НДС на овощи и фрукты, под девизом «Не ешь другого латыша – ешь высококачественные продукты латвийского производства!» (Neēd otru latvieti, ēd Latvijā ražotus augstas kvalitātes produktus!). Нужная кампания, хотя и без неё понятно, что люди предпочитают местные овощи и фрукты. Стыд и срам, что латвийцы жуют польские яблоки и литовские овощи.
И только банковские аналитики ещё в августе 2017 года заявили, что снижение НДС на латвийские фрукты, ягоды и овощи – одно из самых глупых решений за многие годы, а аргументы в пользу снижения НДС шиты белыми нитками. И предупредили, что покупатели зря надеются на снижение цен, а латвийским фермерам не светит увеличение спроса на их продукцию.
И ведь как в воду глядели! Кто же выиграл от реализации этой, несомненно, прекрасной инициативы – потребители, производители, торговцы или государство?
Потребители – однозначно нет! Кинули народу обглоданную косточку, вот он по простоте душевной и радуется (подобный феномен специалисты называют «коллективным бессознательным»). Но ведь цены остались прежними, а на всё остальное – вот-вот вырастут куда более существенно, прежде всего, за счет повышения акцизов на автогорючее. А на мизерное снижение цен, которое произошло у отдельных честных торговцев, неизбежно последует их повышение через месяц–два. И для этого у торговцев найдется вполне «приемлемое объяснение», которое все проглотят и промолчат.
Зато торговцы однозначно выиграли от снижения НДС! Ведь их главная задача – смухлевать и навариться. И в этом деле они немало преуспели. Кто будет контролировать торговые сети, чтобы они попросту не оставили старые ценники на товары, чтобы вместо снижения цены увеличить собственную прибыль? Никто их даже пальчиком не пожурит, а не то, чтоб ремнем отстегать. Сомневаться не приходится. Пример тому – закончившиеся пшиком многочисленные жалобы рижан на резкое вздутие тарифов в новогоднюю ночь таксомоторным сервисом Taxify. Если не считать, что мэр отфейсбучил свое фэ. Улита едет…
На днях прошла информация, что СГД в конце февраля якобы начнет проверки торговцев. Но уж слишком витиевато всё сформулировано: «Превентивные меры в отношении налогоплательщиков, которые будут применять сниженные ставки НДС к фруктам и овощам, в основном будут применяться в рамках проверки обоснованности переплаченной суммы НДС и в случаях, если обнаружены риски неуплаты налога». И где здесь забота о покупателях?
Выиграло ли государство от снижения НДС? Безусловно, да! Даже несмотря на то, что поступления в госказну могут снизиться, по разным оценкам, на более чем 3,9–5,7 млн евро в год. Ведь для компенсации «недоимок» одновременно, в одном пакете, повышены акцизы (считай – цены) на автогорючее, спиртное и табачные изделия. Доходы бюджета от подобного шага в разы превысят уменьшение поступления из-за снижения ставки НДС на овощи/фрукты. К тому же учтем также пагубный для населения, но весьма выгодный государству неизбежный рост цен на целый ряд других товаров и услуг в связи с существенным подорожанием стоимости автогорючего.
Выиграют ли местные сельхозпроизводители от снижения НДС? Бабка надвое сказала. Ведь у большинства фермеров весьма ограниченные возможности самостоятельной реализации выращенного. Над ними довлеют перекупщики. Фермер получает не более 30% от продажной цены. А когда урожай большой, то фермер не выигрывает, а наоборот, оказывается ещё в большем проигрыше, так как закупочные цены падают. Не единожды слышал от рядовых крестьян, что оптовики забирают у них с поля овощи за 1/10 той цены, которую потом они видят на рижском рынке. Понятно, что у рядовых фермеров нет элеваторов, складов, амбаров, чтобы они сами хранили урожай и продавали выращенное тогда, когда цены опять будут для них более приемлемы. Бывали случаи, когда производители, в частности, огурцов, помидоров, кабачков, не имея возможности реализовать выращенные овощи, предлагали их даром больницам, детским садам, школам, но даже те отказывались, ссылаясь на уже заключенные долгосрочные договоры. В итоге выращенный урожай попросту сгнил.
Государство в этом деле палец о палец не ударит. Да и слишком наивно уповать на то, что всё исправит невидимая рука рынка. Почему бы не присмотреться к уникальному опыту Польши, оказавшей огромную помощь сельскохозяйственной отрасли, строя хранилища? Латвийские же правящие уже много лет работают не во благо своего народа, а в интересах внешних сил. Вспомните, как по регуле Евросоюза поспешно ликвидировали сахарную отрасль. А когда в прошлом году ЕС заявил об отмене ограничения на производство сахара, наш премьер-министр откровенно сказал: «С какой стати правительство должно инвестировать деньги в восстановление производства сахара? Пусть фермеры, заинтересованные в выращивании сахарной свеклы, сами ищут инвесторов для строительства сахарных заводов». Минземледелия,  Центр по содействию сельскому хозяйству, Совет по сотрудничеству сельхозорганизаций так вообще хранят молчание. И вряд ли в чём помогут фермерам.
Министр земледелия Янис Дуклавс вроде бы достаточно компетентно рассуждает о сельском хозяйстве, резонно упоминая о «воздействии, содействии, подъёме, укреплении». Но все его призывы оставляют ощущение какой-то легковесности и ненадёжности, откровенного самопиара. Реальные же действия министра в поддержку фермеров проявились разве что в нескольких встречах с высокопоставленными брюссельскими чиновниками с просьбой увеличить ЕСовские субсидии. Похоже, министра земледелия не волнует, что в Латвии напрочь отсутствует какая бы то ни было программа развития сельскохозяйственной отрасли. Уповаем на Брюссель как на палочку выручалочку. Экономист Юрис Пайдерс в Neatkarīga Rīta Avīze дал меткую оценку подобным надеждам: «Латвия стала паразитом, который присосался к еврофондам и может сохранять стабильность, только повышая дозу высосанных ресурсов».
Разница между ставкой НДС в 21% и 5% все-таки довольно большая. Но чтобы местные овощи/фрукты/ягоды в магазинах действительно стали дешевле, надо внимательно изучить опыт Германии, Италии и Польши, преуспевших в этом. А вот для поддержки местных сельхозпроизводителей одного лишь снижения НДС на их продукцию недостаточно. Нужны и другие, более эффективные поддерживающие меры.
Не претендуя на свою сверх компетентность, и признавая возможность ошибиться, всё же выскажу кое-какие соображения, исходя из имеющегося достаточно богатого опыта общения с обычными крестьянами и фермерами средней руки. Вот, к примеру, довольно типичное мнение фермера Андриса из Иецавской волости: «Мне как-то неохота браться за большие многолетние проекты, боязно. Кто его знает: что там у них, в верхах, на уме… Самое неприятное и деморализующее для фермеров – это дерготня: нынче это, завтра – то. Вместо выращивания свеклы навязали рапс. А завтра начнут требовать сеять брюссельскую капусту или опять кукурузу… Самоуважения нам не хватает – вот в чём проблема. Всё оглядываемся на Брюссель. Что там скажут, на что укажут…»
На мой наводящий вопрос: «Отчего же чувство неуверенности?», Андрис ответил: «Мне думается, оттого, что нет у нас внятного плана, перспективы нет. Да и для серьезного дела нужны большие деньги. К примеру, начальное вложение в молочно-товарную ферму на 20–30 голов – пять-шесть сотен тысяч евро. При этом доход будет невесть когда, а крутиться как белка в колесе надо начинать уже сейчас».
О чём подспудно говорит Андрис? О прямом или опосредованном государственном участии и наличии долговременной сельхозполитики – такой, чтоб до каждого дошла. Ждать каких-то забугорных инвесторов – это смешно. С 1992 года, как раздербанили колхозы/совхозы, всё их ждём да призываем. А они, окаянные, всё не идут. Так, может, хватит строить из себя барышню, ждущую богатого жениха? Пока ждем инвесторов, заброшенные земли почивших в бозе колхозов/совхозов заросли кустарниками и мелколесьем. В бывших садах стоят лишь скелеты давно засохших деревьев, в междурядьях буйствует бурьян в рост человека. От ферм одни стены и фундамент остался. Вокруг ни одной живой души. Чтоб убедиться в этом, не обязательно побывать в Латгалии. Такой же «пейзаж» можно увидеть в окрестностях столицы вдоль объездной дороги Бабите–Саласпилс. А ведь жители сельской местности – это не только поставщики продовольствия, но и, не побоюсь этого слова, основа сохранения многовековых традиций, особого уклада жизни латышей.
Фермер Эдвин из Шкибской волости (Добельский район), специализирующийся на выращивании яблок и клубники, тоже высказал дельное предложение о поддержке местных предпринимателей: «Я бы с удовольствием поставлял детишкам в детсады и школы ягоды и фрукты из своего хозяйства. Но не надо делать никаких тендеров, это же – источник коррупции. Пусть муниципальные власти объявят цены, а желающие участвовать пусть запишутся и поставляют свои овощи/фрукты/ягоды по очереди». Разумно? Безусловно!
Выскажу ещё одну «крамольную» мысль о государственной поддержке латвийских фермеров – только у местных производителей закупать мясо, молочную продукцию, яйца и овощи для обеспечения нужд армии (латвийской и НАТОвских подразделений в Адажи), интернатов, школ, детсадов, больниц, тюрем, санаториев, пансионатов и т.п.
Почему бы не задействовать и такой способ поддержки латвийских фермеров, как обуздание поставки в сеть супермаркетов импортных овощей, которые успешно выращиваются в Латвии. Речь, разумеется, не об ограничении поставки выросших в открытом грунте под южным солнцем импортных помидор в пользу дорогущих, аж скулы сводит, местных помидор из Гетлини, выращенных на гидропонике с питательным раствором из минеральных удобрений. Речь о другом – об обязательной приоритетной закупке супермаркетами местных овощей в период их массового созревания. И не надо, ради Бога, моралистических охов-вздохов насчёт рыночной экономики! При желании и наличии политической воли можно сделать всё путем, чтоб и волки были сыты, и овцы целы.
О «преимуществах» якобы всё регулирующей рыночной экономики люди убедились на примере неимоверного взлета цен на сливочное масло. В декабре 2017 года его цена в Латвии была на 90% выше, чем год назад, хотя в ЕС цена на масло резко снизилась еще в октябре–ноябре 2016 года. Теперь аналогичная кутерьма происходит с ценами на яйца и продукты из них. И эта печальная ситуация вполне может продолжиться с другими продуктами питания, как в той присказке, приписываемой Александру Лукашенко: «Только за яйца взялись, как мясо пропало…». А вы говорите – рыночная экономика…
Что касается заброшенных полей и как вернуть их в оборот – автор не испытывает ностальгических иллюзий и не призывает к возврату колхозов/совхозов. Но и рядовым крестьянам и мелким фермерам с этим не управиться, земля то тощая… Сегодня все играют по другим правилам – прибыль здесь и сейчас. Смириться с пустующей землицей как с неизбежностью? Дико, варварски, не по-божески это… Так что для преодоления этой беды также нужна долгосрочная государственная программа. И вот ещё вопрос в этой связи: почему в Литве нет столь преступного отношения к земле-кормилице? Вроде бы оба этноса схожи по менталитету, да и истеблишмент обеих стран одинаково оценивает «мрак и ужас советских колхозов». А разница в хозяйствовании вон какая!
А давайте-ка обратимся к опыту Карлиса Улманиса – «Великого Сеятеля» и «Хозяина земли», как его называли крестьяне. Ведь смог же он обеспечить почти всеобъемлющее присутствие государства в экономике. А проведённая им аграрная реформа вывела Латвию на первое место в Европе по экспорту сельскохозяйственных продуктов, в частности молочных и мясных. Я никоим образом не призываю к государственному перевороту, как это сделал Карл Индрикович. Боже упаси! Но вот оздоровить Сейм хотя бы на половину, а лучше – на две трети, не мешало бы. Избавиться – и безо всяких золотых парашютов – надо прежде всего от достигших уровня своей некомпетентности депутатов с явным синдромом «конечной остановки». Они ведь ввиду накопленной усталости за долгие годы пребывания во власти и в Сейме давно уже не способны сделать утешительные выводы из неутешительных реалий. По-научному подобная деградация правящих элит носит название «Принцип Питера».
Давненько надо было бы также попросить на выход с вещами из Минземледелия многих, если не большинство, чиновников управленцев, имеющих о предмете своих забот очень приблизительное представление. Среди них ведь редко встретишь человека от сохи. Сомневаюсь, что они способны с первого раза отличить зерно ржи от пшеницы, и овес от ячменя. Да и без звонка другу или подсказки зала не назовут разницу между репой и редькой.
Разговор о сельском хозяйстве закончу на оптимистической ноте. Латвия всегда была богата своими проворными сыновьями, любящими эту землю, её пашущие и хлеб на ней выращивающие. И убежден, что и сейчас среди них есть будущие селекционеры Петерисы Упитисы, а также крепкие хозяйственники-аграрии, подобные Артуру Чиксте, Эдгару Каулиньшу и Алберту Каулсу. Главное – не чинить им препятствий в работе, не состригать шерсть с последних яиц.