вторник, 19 января 2016 г.

25-летие баррикад в Риге


 

15-16 января в Риге на Домской площади реконструировали события в честь 25-летия январских баррикад 1991 года. На площади горели костры, стояли несколько единиц тяжелой техники того времени – автомашина «КамАЗ», венгерский «Икарус», трактор КА-700. Атмосферу тех событий пытались воссоздать стендами с фотографиями, документальными фильмами и историческими радиозаписями, правда, заглушаемыми шумом бензопилы, которой пилили бревна для костров.
Давайте зададимся вопросом: зачем в Латвии ежегодно проводятся эти многочисленные памятные мероприятия? Ответ прост, как натюрморт из кирпича: ещё раз напомнить латвийскому обществу и дать ему почувствовать себя борцом за независимость. Ведь независимость Латвии в 1991 году досталась практически даром. Просто так сложились обстоятельства. Впрочем, как и в 1918 году. Вот поэтому надо постоянно напоминать, что мы же всё-таки что-то делали, были готовы бороться, а не выжидали кā paveiksies   как карта ляжет...

Я вовсе не благоговею перед подобными «пафосными мероприятиями государственного масштаба» – тому есть веские причины, но любознательности ради сходил.  Наигранно, неинтересно и откровенно скучно. Совсем малолюдно. Даже сфотографировать нечего… Да и что могут знать о тех событиях изображавшие их кадеты национальной академии обороны и юноши из ополчения защитников края «Яунсардзе»? Они ведь родились на 5-7 лет позже январских событий 1991 года…
Мне было интересно другое – пообщаться с непосредственными участниками, теми, кто возводил баррикады и почти десять дней дежурил возле них 25 лет назад.

Вспоминают о своих мечтах 25 лет назад.
Мило, по-стариковски побеседовали. Им ведь сейчас за 60. Жалуются на малые пенсии, дороговизну всего и вся, отчуждённость власть предержащих от нужд и чаяний простого народа. Сетуют на то, что их дети и внуки массово уезжают на заработки в Англию, Ирландию, Швецию, Норвегию, и вряд ли вернутся в родные края… На вопрос: о такой ли Латвии вы мечтали, коротая время у костров у баррикад на площадях, улицах и мостах Риги 25 лет назад? – откровенничать со мной, русскоговорящим незнакомцем, не хотят. Но по выражению лиц и коротким репликам можно понять, что кто-то этим до сих пор гордится, кто-то раскаивается, кто-то оправдывается за свою тогдашнюю наивность. Зато в разговорах между собой в выражениях не стесняются. Костерят (матерные слова, естественно, по-русски) министров и депутатов Сейма: мошенники, воры, коррупционеры (и все прочие эпитеты), думают только о своем кармане, а не об интересах Латвии и латвийцев; повысили себе с нового года зарплаты на 800-1200 евро, а индексацию и так нищенских пенсий запланировали на скромные 1,04%. На медицину и образование денег в бюджете нет, однако финансирование минобороны по требованию НАТО и дядюшки Сэма существенно увеличено.  А что стало с независимостью Латвии? Рожки да ножки... Полностью зависим от США, от ЕС, от НАТО. Ни одного самостоятельного решения ни в политике, ни в экономике – все управленческие решения диктуются из Брюсселя. После навязанного ЕС открытия рынка электроэнергии в прошлом году её цена выросла на 15-18%. Теперь со страхом ожидают, что аналогично произойдет со стоимостью газа, так как Брюссель требует открытия и этого рынка. И какая же альтернатива предлагается российскому газу? Покупать в Литве, которая закупает сжиженный газ в США, построив для этого дорогостоящий терминал в Клайпеде. Самим литовцам этот заокеанский газ обходится на 35% дороже российского; латвийским потребителям он будет ещё дороже, ведь Литва должна же иметь свою маржу… Вот вам и рыночная экономика.
Бывшие баррикадовцы с сарказмом говорят, что если при коммунистах надо было возить в Москву на утверждение рецепт торта, то сейчас Брюссель диктует местным фермерам крутизну огурцов и морковки, а выращивание местной сахарной свеклы «добровольно» прекратили, т.к. ЕС потребовал закрыть оба сахарных завода. Аргумент всё тот же – в ЕС перепроизводство сахара, в Латвию выгоднее привозить из Польши и Литвы. Да, дефицита сахара нет, вот только стоимость его выросла на четверть; да и качество дерьмовое – для варенья совсем не годится. А ещё ветераны ностальгически обсуждают, что 25 лет назад мы, дескать, выступали против мигрантов из других советских республик, так те хотя бы были квалифицированными спецами, и работали здесь на известнейших далеко за пределами Латвии предприятиях. А сейчас ЕС установил обязательную квоту для ежегодного принятия Латвией беженцев-арабов совсем другой культуры, веры и менталитета. Установлена не только норма приема чужеродцев, но и обязательный размер ежемесячного пособия для них, превышающего пенсии у почти 70% местных пенсионеров. В общем, жизнь всё расставила по своим местам.
Я не политолог, и не историк из разряда «чегоизволите». Поэтому изложу своё личное видение событий в Латвии на излёте СССР, непосредственным свидетелем которых был. Не претендую на сверхкомпетентность и признаю свою способность ошибиться. Тем не менее, память у меня, слава Богу, светлая, цепкая и даже терпкая. События 25-летней давности помню как произошедшие совсем недавно, поэтому расскажу обо всём с простотой евангельской притчи.
Чтобы понять, почему в январе 1991 года события в Риге, вслед за Вильнюсом, накалились до предела, надо учесть сложившуюся на тот момент ситуацию в Латвии. В республике фактически установилось двоевластие: две компартии, две прокуратуры (советская и независимая), два управления внутренних дел, командующие «своей» милицией. И той, и другой выдали табельное оружие. Появилась даже «своя» таможня.

ОМОН патрулирует улицы Риги. Осень 1990 г.
Норовистый отряд рижского ОМОН, отказавшийся подчиняться местному МВД и сохранявший верность СССР, проводит самостоятельное патрулирование на улицах Риги, а в начале января, получив соответствующий приказ из Москвы, берет под охрану Дом печати, где сосредоточены редакции практически всех республиканских газет и находится издающая их типография. Умами народа заправляют две антагонистически настроенные друг против друга массовые общественные организации – Народный фронт и Интерфронт. Авантюристы с обеих сторон требуют крови, чтобы не было компромисса. Народный фронт беспрепятственно пользуется республиканским телевидением и радиовещанием. Интерфронту такой возможности не дают, поэтому он с помощью военных связистов организует собственное радиовещание. Обстановка в городе с каждым днем становится всё более тревожной, органы правопорядка ситуацию практически не контролируют, т.к. заняты выяснением взаимоотношений друг с другом. Хватило бы малейшего конфликта, чтобы военные взяли ситуацию под собственный контроль. Именно тогда в Риге была подстрелена машина, в которой ехал тележурналист А.Невзоров, снимавший для «600 секунд» нашумевший документальный фильм «Наши» о рижских ОМОНовцах. В Москву каждый день шли тревожные сообщения о происходящем в Латвии. Командующий Прибалтийским военным округом (штаб – в Риге) Ф.М.Кузьмин и первый секретарь КЦ КП Латвии на платформе  КПСС А.П.Рубикс разрабатывают планы введения в Латвии чрезвычайного положения и требуют от М.С.Горбачева ввести в республике прямое президентское правление. Ну а тот, вместо реальных действий по наведению порядка в стране, плачется в жилетку президенту США Дж. Бушу, что на него, дескать, давят. И под эту сурдинку просит очередную подачку/кредит…
Пользуясь импотенцией  М.С.Горбачева и видя слабость союзного Центра, практически вся латвийская партийная номенклатура во главе с секретарем ЦК КП Латвии по идеологии (!!!) А.В.Горбуновым стала на сторону националистического сепаратизма и в мгновение ока превратилась в ярых антисоветчиков. Верховный совет ЛССР под председательством упомянутого коллаборациониста А.В.Горбунова демонстративно игнорирует указы президента и постановления Верховного совета СССР. Кабинет министров под руководством И.Годманиса втайне от Внешэкономбанка СССР спортивными сумками переправляет в Швецию первые миллионы долларов для будущей независимой Латвии. Многие латыши-коммунисты – мои коллеги по работе и по общественной деятельности –  тогда откровенно делились со мной, что сами для себя неожиданно узнали, что советская власть для них всегда, оказывается, была чужой. Чудеса в решете!
Предводители/вдохновители Народного фронта Латвии с нетерпением ждали подходящего момента для ещё большего накала страстей. И очень «вовремя» произошли известные события в Вильнюсе в ночь с 12 на 13 января. При штурме радиотелекомитета и телебашни спецподразделением «Альфа» погибло 13 человек и 140 были ранены. История эта весьма загадочна до сих пор, т.к. руководство и бойцы «Альфы» многократно заявляли, что в той операции они не использовали ни одного боевого патрона, и от их действий не могли погибнуть литовские граждане. Неоднозначность вильнюсских событий и множество их противоречивых версий обсуждаются до сих пор. Желающие могут ознакомиться с ними, погуглив книгу
Витаутаса Петкявичуса «Корабль дураков». Автора в предвзятости или поверхностном знании не обвинишь – в 1993-1996 годах он возглавлял Комитет национальной безопасности Сейма Литовской Республики и лично знакомился с материалами уголовного дела. По мне, именно в Вильнюсе были первые сакральные жертвы на постсоветском пространстве. Затем спустя неделю они уже были в Риге, затем в Москве в августе 1991 года во время путча ГКЧПистов, ну и, наконец, в феврале 2013 года на киевском Майдане сакральной оказалась уже целая небесная сотня.
Кстати, интересный и малознакомый широкой аудитории факт! Той «крутой» операцией советских военных в Вильнюсе руководил полковник Аслан Масхатов, в ту пору, ко всему – секретарь парткома и председатель офицерского собрания вильнюсского гарнизона; в последующем – президент самопровозглашенной чеченской республики Ичкерия, лидер чеченских боевиков, подготовивший и руководивший террористическими актами в Буденновске, Кизляре, в Театральном центре на Дубровке в Москве. Вот это трансформация личности! Кульбит, достойный занесения в Книгу рекордов Гиннеса, будь такая номинация в ней…

Вселатвийская манифестация в Риге 13.01.1991 г.
Но вернемся в Ригу. Уже на следующее утро после вильнюсских событий зам. председателя Верховного Совета тогда ещё Латвийской ССР и лидер Народного фронта Дайнис Иванс по радио призвал всех жителей выйти на баррикады для защиты демократии.
В тот же день на набережной Даугавы состоялась вселатвийская манифестация Народного фронта. Пафосно скандировали народного поэта Латвии Яниса Райниса: Tas jaunais laiks, kas šalkās trīs... (Огни грядущего видны  его приблизить мы должны).  СМИ радостно раструбили, что в манифестации приняли участие 800 000 человек. По мне, цифра завышена раза в четыре.
И в тот же день в Риге началось возведение баррикад для защиты зданий Верховного совета, Кабинета министров, Латвийского телевидения, мостов и других стратегически важных объектов. Со всей Латвии в столицу приехали тяжелые грузовики, трактора, строительная техника, привезли железобетонные балки, перекрытия и другие конструкции.

Кормление защитников баррикад на Домской площади в Риге. Январь 1991 года.
Централизованно доставлены десятки тысяч человек, которым сохранялась зарплата по месту работы, и выдавались талоны на бесплатное питание в рижских кафе. На Домской площади для кормления баррикадников были развернуты полевые кухни армейского образца. Сердобольные латышки приносили баррикадникам домашней выпечки пирожки со шпеком, чай и кофе в термосах.
Сам я на баррикадах не дежурил, у костров не грелся, пирожками не перекусывал и чай/кофе там не пил. Но несколько раз посетил баррикады на Домской площади (там расположен радиокомитет, куда я даже в то смутное время регулярно ходил на прямой эфир с комментариями по сложившейся и ожидаемой погоде), и у Кабинета министров (офис гидрометслужбы находился в квартале от правительственного здания). Что запомнилось?
Майданных скакунов и русофобских кричалок, наподобие киевских, на рижских баррикадах не было. Зрелище довольно унылое, баррикады выглядели наивно и беспомощно. Чувствовалось отсутствие пассионарных лидеров, вождей. Баррикадники в основном студенты и 25-50-летние мужчины, женщин мало. Много русскоговорящих разных национальностей, навскидку – каждый третий-четвертый.


Русскоязычные латвийцы в Старой Риге. Январь 1991 г.
Да, зарождающуюся независимость Латвии пошли тогда отстаивать и русскоговорящие жители страны. Вместе с латышами мы выступали против коммунистического фарисейства, чванства и кумовства, которые не устраивали многих... Выходили на манифестации за независимость Латвии; плечом к плечу с латышами стояли на баррикадах; верили, что к управлению страной придут честные и порядочные люди, и жизнь в стране станет намного лучше. Объединяющий лозунг Народного фронта Латвии того времени – «За вашу и нашу свободу». Да, тогда для НФЛ был важен каждый голос русскоговорящих.
Никто из латышей тогда ещё не обзывал нас тогда мигрантами/оккупантами, не было никаких проявлений русофобии. Баррикадники разговаривали и по-латышски, и по-русски, коренные жители ещё не забыли «вдруг» русский язык. Спиртное употребляли умеренно, для сугреву. Оружия ни у кого не было, по крайней мере, никто им открыто не бахвалился. Проявлений агрессивности тоже не было заметно.


Баррикады у здания Кабинета министров Латвии. Январь 1991 года.
Обстановка спокойная; регулярно вбрасываемую информацию о том, что кто-то где-то видел движущиеся по улице Ленина (тогда её еще не успели переименовать в Бривибас) армейские бронетранспортеры и танки баррикадники воспринимают скептически, никто в это не верит.
Сидя у костров, ведут неторопливые беседы за скорую «сытую жизнь». Ну как же – прекратим кормить весь Союз своим беконом, маслом, молоком, рыбой, конфетами… А сколько благоустроенных квартир освободится для латышей после вывода из Латвии советской армии! Рижские электрички, трамваи,  РАФики, навозоразбрызгиватели, радиоприемники, АТС,  телефонные аппараты, кофемолки, стиральные машины, холодильники, мопеды, бумагу, бальзам, электродрели, электродоилки, хим- и стекловолокно, и многое чего другое будем реализовывать не по разнарядкам Госплана и Госснаба СССР, а продавать за доллары по всему миру. Вот заживем в независимой Латвии!...
Воскресным вечером 20 января в Риге разыгралась столь долгожданная для борцов за независимость Латвии провокация, направленная на то, чтобы пролилась кровь мирных жителей. Подробности таковы. Примерно в 21 час колонна военных грузовиков и уазиков, выехавшая с базы ОМОНа, появилась в центр города. Когда колонна проезжали мимо МВД, по ней началась стрельба. Побросав машины, омоновцы ворвались в здание МВД. Действовали профессионально. Одна группа захватила здание с парадного входа, другая, проломив металлические ворота во двор, зашла с тыла через 5-й этаж. Услышав выстрелы, еще один взвод ОМОНа, находившийся в близрасположенном здании «нашей» Прокуратуры, бросился к МВД. По дороге их обстреляли, поэтому они ворвались в расположенное напротив МВД здание Комитета по архитектуре и строительству и оттуда начали поливать огнем МВД. Но вскоре перестрелка закончилась, так как ребята поняли, что стреляют по своим. Но одновременно с этой перестрелкой в направлении здания МВД также начали стрелять со стороны Бастионной горки: от Управления канализации и водоснабжения, от гостиницы «Ридзене», с самой Бастионной горки и от Лебяжьего домика у канала. Кто стрелял? Неизвестные… Трагические итоги вечера: 5 погибших и 8 раненных. В здании МВД погиб милиционер Владимир Гомонович. Милиционер Сергей Кононенко, телеоператоры Андрис Слапиньш и Гвидо Звайгзне (из группы режиссера-документалиста Юриса Подниекса), а также школьник Эди Риекстиньш погибли в парке у Бастионной горки. Со стороны ОМОНа жертв не было.
До сих пор нет ясности, кто же организовал этот трагифарс с захватом здания МВД отрядом ОМОН и пленением забаррикодировавшегося в своем кабинете зам. министра З.Индрикова. Ближе всего к выяснению истины приблизился известный латвийский режиссер-документалист Юрис Подниекс. В тот роковой вечер он также был в сквере у Бастионной горки и вместе со своими погибшими товарищами-операторами Андрисом Слапиньшем и Гвидо Звайгзне снимал те кровавые события. Однако Юрис Подниекс вскоре трагически погиб – 23.06.1992 г он утонул в озере Звиргзду. Официальная версия – неисправность акваланга. Близкие друзья Юриса  и специалисты сомневаются в этом. Спустя 7 лет из архива Генпрокуратуры Латвии исчезли все данные экспертиз и обследований, проводившихся на месте трагедии. Концы в воду – и в прямом, и в переносном смысле... 
А вопросов уйма. Кто первоначально начал стрелять по колонне ОМОН? Кто стрелял со стороны Бастионной горки? Кому это было выгодно? На что это повлияло? Кто и что от этого получил? М.С.Горбачев? Нет! Сторонники сильной руки СССР? Тоже нет! Выгодно это было закаперщикам всей этой вакханалии, получившим новую мобилизацию и целенаправленность на пути к фактической независимости. Выгодно это было и Б.Н.Ельцину, так как любые конфликты в союзных республиках приносили ему бонусы в борьбе с М.С.Горбачевым.
Б.Н.Ельцин использовал события в Вильнюсе и Риге для дальнейшей дискредитации союзного Центра, и для ускорения развала СССР. Он срочно приехал в Таллин и вместе с руководителями трех прибалтийских республик сделал совместное заявление о взаимном признании сторонами государственного суверенитета друг друга и готовности оказать поддержку и помощь друг другу «в случае возникновения угрозы их суверенитету».

А.Горбунов, А.Рюйтель и Б.Н.Ельцин подписывают договор. Таллин, 13.01.1991 г.

Одновременно были также подписаны договоры «об основах межгосударственных отношений РСФСР с Эстонией и Латвией». Процитирую выдержку из этого договора, ибо она прекрасно иллюстрирует всю лживость, цинизм и беспардонность власть предержащих тогдашней Латвии. В статье III договора Латвийской Республики и Российской Федерации, который в Таллине от имени Латвии подписал председатель Верховного Совета Анатолий Горбунов, говорилось: «Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика и Латвийская Республика берут на себя взаимные обязательства гарантировать лицам, живущим на момент подписания настоящего Договора на территории Российской Советской Федеративной Социалистической Республики и Латвийской Республики и являющимся ныне гражданами СССР, право сохранить или получить гражданство Российской Советской Федеративной Социалистической Республики или Латвийской Республики в соответствии с их свободным волеизъявлением. Высокие Договаривающиеся Стороны гарантируют своим гражданам, независимо от их национальности или иных различий, равные права и свободы…».
Многие латышские политики, VIP-персоны и представители творческой интеллигенции до сих пор оценивают то баррикадное время как вершину единения латвийского (именно латвийского!) общества. Дескать, именно тогда, на баррикадах, народ Латвии подтвердил стремление к выходу из СССР и защитил свою свободу. Защитил? От кого, какими силами и каким образом? Будь на то приказ из Центра, отряд рижского ОМОНа несколькими холостыми выстрелами в воздух вмиг прекратил бы всю эту бутафорию. Свезенные в Ригу со всей Латвии «пассионарии»-баррикадники разбежались бы по своим хуторам, словно мыши по норкам при виде кошки.
Ну а утверждение об «общности народа» – легенда. Многие русскоговорящие руководители предприятий, в том числе союзного подчинения, русскоговорящие граждане, госслужащие, работники правоохранительных органов простодушно понадеялись сначала на обещания руководства Народного фронта, а затем на процитированный выше Договор между РСФСР и Латвийской Республикой о недопущении дискриминации по национальному признаку после приобретения Латвией независимости.  Именно на этот манок многие русскоговорящие повелись. Ох, как же они ошиблись тогда! Как подло и жестоко оказались обманутыми! В общем, поработали удобрением ради приобретения Латвией независимости, и всё – баста. Брысь под лавку!  Вскоре более 700 тысяч русскоговорящих жителей Латвии вмиг оказались лицами без гражданства и на своей шкуре испытали законодательные ограничения в 79 позициях политических, экономических, социальных и культурных прав и возможностей по сравнению с «чистокровными» с соответствующим размером черепа и формой носа. Но это уже другая история.

P.S. После такой «не в кассу» для некоторых (уточнять не буду, кого именно) публикации предполагаю, что читатели спросят меня: Михаил, являешься ли ты патриотом Латвии? Сложный вопрос для однозначного ответа. Ведь патриотизм подразумевает преданность. С момента моего приезда в Латвию на работу в 1969 году и до обретения ею независимости в 1991 году это не подвергалось никакому сомнению. Работая по своей редкой для Латвии профессии на различных должностях, а также активно занимаясь общественной работой по охране природы, я вносил свою лепту в престиж республики. Да и после приобретения Латвией независимости я ещё 7 лет продолжал этим заниматься. Поэтому всё это время априори я был патриотом Латвии и был ей предан. Но в 1998 году Латвией, вернее – её националистическими  руководителями – я был предан. Кстати, оцените богатство русского языка в многогранности слова «предан»! Меня, высококвалифицированного специалиста с 28-летним стажем, Dr. geogr., беспардонно выгнали с работы лишь потому, что не имею гражданства Латвии. Да и до сих пор в паспорте у меня, как и еще у 270 тысяч латвийцев, дикая запись Aliens passport. Чужой…  Разве можно гордиться государством, которое официально считает тебя чужим? Да, я люблю страну, но не государство Латвия; владею в необходимом объеме латышским языком; среди латышей у меня много добрых знакомых и даже друзей; на бытовом уровне никаких недоразумений у нас нет. А вот что касается латвийских власть предержащих, то здесь никакой симпатией и, тем более, любовью с моей стороны не пахнет. Впрочем, это у нас взаимно. Трудно гордиться разоренной, разворованной, доведенной до бедности страной, где национально озабоченные правящие не уважают свой народ. В «той» и в «этой» Латвии я прожил фифти-фифти. Вполне репрезентативное число лет, чтобы сделать вывод: в советское время Латвия была витриной СССР, а сейчас – на задворках Европы.