пятница, 24 января 2014 г.

Интеллигенция, ау!


– Лев Николаевич, Вы – интеллигент?
– Боже меня сохрани! Нынешняя интеллигенция  это такая духовная секта. Что характерно: ничего нe знают, ничего не умеют, но обо всём судят и совершенно не приемлют инакомыслия. 
                                                  Л.Н.Гумилёв

«Я не верю в нашу интеллигенцию, лицемерную, фальшивую, истеричную, невоспитанную, ленивую, не верю даже, когда она страдает и жалуется, ибо её притеснители выходят из её же недр».
                                                
                                                      А.П.Чехов

Сначала – необходимое пояснение. Под термином «интеллигенция» обычно подразумеваются люди, профессионально занимающиеся умственным, творческим трудом, развитием и распространением культуры. Прям как в той присказке: настоящий интеллигент отличает Гоголя от Гегеля, Гегеля от Бебеля, Бебеля от Бабеля, Бабеля от Абеля… Автору, просвещенному обывателю, ближе более полное, классическое определение Николая Бердяева: интеллигенция – это элита общества, стоящая над классовыми интересами и выражающая общечеловеческие идеалы. Тем самым в это понятие вкладывается социальный и моральный смысл, т.е. интеллигенция считается воплощением высокой нравственности и демократизма.
Интеллигенты – люди с моралью и кодексом чести, стоящие между сильными мира сего и народом. Это адвокаты бессловесного народа, защитники униженных и оскорбленных. Руководствуясь именно такими высокими критериями, автор данного памфлета, проживающий в Латвии более 45 лет, предлагает на суд читателей свои размышления о латвийской интеллигенции.


Во времена исторического материализма латышские творческие интеллигенты, за редким исключением, работали в формате социалистического реализма. Воспевали советскую Латвию и братскую дружбу народов. В публичных выступлениях пели дифирамбы руководителям партии и правительства. Национальную карту держали глубоко за пазухой, прикрываясь абстрактным гуманизмом. Системного диссидентства или же продуманного протеста в среде латвийской творческой интеллигенции не было. По словам писателя Юрия Абызова, в то время крамола шла не из Риги в Москву, а наоборот, из Москвы в Латвию поступал самиздат советских диссидентов. Местных же политических борцов практически не было: на сайте музея оккупации упоминается только Гунар Астра. В общем, во времена СССР латвийская интеллигенция была самой услужливой. Недовольство советской властью проявлялось разве что в форме социального нигилизма: небурные всплески эмоций на кухне, да в беседах тет-а-тет в узком кругу друзей. Ещё, правда, завидовали западному образу жизни, выборочно читали запрещенную литературу да слушали «вражьи голоса». Так кто ж из нас не грешил этим в «той» жизни?
И только когда стало ясно, что в результате пресловутой перестройки, затеянной ставропольским комбайнером, великой стране вскоре будет кирдык, творческая интеллигенция воспрянула, страстно загорланила, точно Ленин с броневика у Финляндского вокзала. Именно её стараниями на излете советской власти случилась Атмода, был создан НФЛ. Именно на расширенном пленуме творческих союзов ЛССР 1-2 июня 1988 года и на учредительном конгрессе НФЛ 8-9 октября того же года были посеяны семена, приведшие вскоре к расколу общества и лишению гражданства почти 40% жителей Латвии. Именно на этих форумах во всеуслышание прозвучали крайне эмоциональные, националистические и оскорбительные для нелатышей выступления отдельных представителей «элиты общества». Неловко сказать, но подобные высказывания прозвучали даже из уст интеллигентов не титульной нации, среди которых особо «порезвилась» писательница Марина Костенецкая.
Именно руками и умами творческой интеллигенции в 1991 году была сформирована та власть, которую мы сегодня имеем. И все прошедшие 23 года русскоговорящие жители Латвии подвергаются политической, экономической, социальной и культурной дискриминации. В стране до сих пор порядка 270 тысяч её постоянных жителей – без гражданства, со статусом aliens, лишающим их в 79 позициях прав человека по сравнению с гражданами. А ведь легитимное неравенство людей, установленное на законодательном уровне – есть не что иное, как фашизм. Общество до сих пор раскалывают национально озабоченные политики и ангажированные журналисты, исповедующие глубокую и неискоренимую русофобию, ложь и беспринципное искажение исторических фактов.
Да разве только представители некоренной нации испытывают дискомфорт и постоянный прессинг от власть предержащих и их прихлебателей и церберов? Может, сами латыши живут счастливо и богато в заново ставшей независимой Латвии? Хренушки, где там! 40% населения, независимо от национальности, живет на грани нищеты. Бомжи, выискивающие в мусорных баках хоть какую-нибудь еду; нищие, просящие милостыню в подземных переходах и на паперти у церквей; безработица; наркомания; проституция... Смертность выше рождаемости, а по суицидам Латвия впереди многих других стран. Порядка 370 тысяч жителей – преимущественно молодых, и опять же – независимо от национальности, покинули Латвию в поисках лучшей жизни. Пристраиваются на чужбине везде, где только могут: посудомойками, официантами, уборщицами, прислугой, нянями, сторожить дом, сидеть со стариками, выгуливать собак, работать на фермах и полях, собирать ягоды и грибы etc. Беда в том, что за границу также подались многие квалифицированные специалисты: программисты, врачи, медсестры, строители… По данным социологических исследований, проведенных SKDS в октябре минувшего года, только 34,7% жителей готовы остаться жить в Латвии и почти 70% (!) граждан недовольны политической системой. И всего лишь 1,3% опрошенных оказались полностью удовлетворенными своим положением. Наверное, эти 1,3%  и есть те самые властители нашей жизни. У них власть, деньги, влияние, преувеличенная роскошь… И абсолютная безответственность к судьбе страны и её народа, надменность и гипертрофированное самомнение. Политика деградировала, и, по словам политтехнолога Юргиса Лиепниекса, «каждая следующая крупная партия власти – более слабая и циничная копия предыдущей, в которой всё труднее рассмотреть хоть какие-то государственные интересы». Писательница Анна Жигуре тоже с горечью сказала на днях, что «Латвия показала себя почти как импотентное государственное образование».
Всё сказанное выше – не абстракция, а явь. Позвольте спросить у творческой интеллигенции: какая же вы элита общества, если вы не видите этой беды? Или она вам не интересна, потому что лично вас не коснулась? О такой ли жизни народа в независимой Латвии мечтали певцы Атмоды и учредители НФЛ Дайнис Иванс, Янис Петерс, Виктор Авотиньш, Джемма Скулме, Маврик Вульфсон, Марина Костенецкая, Владлен Дозорцев и другие представители латвийской творческой интеллигенции? Тогда, 25 лет назад, каждый из них выполнил свою задачу – как Первый и Второй Белорусский и Украинский (надеюсь, читатель правильно поймет мое сравнение). А сегодня одних уж нет, другие бесцеремонно отодвинуты «на задворки», третьи разочаровались и самоустранились от активной общественной деятельности и «вяжут из глаголов веники», четвертым возраст и здоровье уже не позволяют…
Маэстро Раймонд Паулс и композитор Имант Калныньш.
А кто сегодня властитель дум человека в Латвии? Кто своим творчеством, общественной деятельностью и нравственным обликом пытается хоть как-то сделать нашу жизнь светлее и добрее? И много ли таких личностей имеется? Раз-два и обчёлся, по пальцам одной руки пересчитать: маэстро Раймонд Паулс, композитор Имант Калныньш, писатель и публицист Виктор Авотиньш, академик Янис Страдыньш… Несколько лет назад Виктор Авотиньш отметил: «Я не вижу среди наших интеллектуалов властителей умов. Да и не было в Латвии мощной фигуры, если не мирового уровня, но весьма заметной». Откровенное и горькое признание – ни дать, ни взять.
Уже в середине 90-х интеллигенты подались в обслугу к власти и богатым – народ стал для них балластом. Интеллигенция скорпоративилась, и трепещет – как бы не выпасть из своей корпоративной обоймы. Она на подтанцовке у правящих. Вьется у кормушек, готова влиться в любую партию, лишь бы быть поближе к власти. Бойко врет про социалистическое время, получая за это гонорары и гранты от власть предержащих и их западных вдохновителей. Но на всех пряников не хватает, поэтому творческие личности порой поступают друг с другом совсем не по-джентльменски. Из самолюбия и ревности перегрызут друг другу горло, заклюют любого, кто не похож на них. Вспомните, к примеру, с какой яростью титульные интеллигенты и иже с ними окрысились на композитора Иманта Калниньша после его недавнего открытого письма, адресованного, прежде всего, всем латышам. Примечательно, что автор этого страстного письма с красноречивым названием «Страна без будущего – за это ли мы боролись?» стоял у истоков формирования независимости Латвии, долгое время был членом националистической партии ТБ/ДНЛЛ. Но как только человек прозрел (как говорится, лучше позже, чем никогда) – моментально последовала команда «Ату его, ату!» лишь за то, что он в чем-то думает не так, как велят правящие. Так давайте же выразим поддержку Иманту словами А.С. Пушкина: «Хвалу и клевету приемли равнодушно, и не оспаривай глупца».
К сожалению, в большинстве своем нынешнюю интеллигенцию вовсе не беспокоит то, что происходит в Латвии. Ну, вошли в ЕС, делегировав туда большую часть управленческих функций – более 60% принимаемых Сеймом законов разрабатываются брюссельскими чиновниками. Ну, вопреки воле народа отказались от национальной валюты и перешли на евро. Ну, загубили промышленность, распродали иностранцам земли, леса, банки, теле- и радиоканалы, газеты, супермаркеты и многое чего ещё – и что теперь?  Ну, хотели демократию, частную собственность, рынок, свободу слова, авангард, цивилизацию – так получили же по полной. Вот только достойного бытия за всё это время не получили. Выходит, или рецепт «счастья» оказался негодным, или алгоритм действия – никудышний.
Реальная судьба Латвии творческую интеллигенцию, похоже, решительно не волнует. Никакого сочувствия униженным и оскорбленным выказывать не собираются –  для них простого народа словно не существует. А когда отдельные одаренные творческие личности не следят «за базаром», то такое выдают, что диву даешься! Вот, к примеру, Андрейс Жагарс – светский лев, актер, театральный режиссер – после освобождения с поста директора Латвийской Национальной оперы решил податься в политику. Но откровенно заявил, что актуальные проблемы неграждан, а также национализма, бомжей и олигархов его не интересуют – дескать, не барское это дело; пусть этим занимается оппозиционный «Центр согласия». Другой театральный режиссер, Алвис Херманис, после провала правящих партий на недавних выборах в Рижскую думу цинично сравнил латышских (!) старушек с проститутками, после чего надменно резюмировал: «В выборах могут участвовать только люди с высшим образованием и только те, кто платит налоги». Плебеям, дескать, это непозволительно. Неужели постмодернист А.Херманис забыл включить свои мозги, говоря подобное, или ему не дано понять чаяния даже титульных избирателей? Писательница Гундега Репше после упомянутых выборов тоже разоткровенничалась: «Это тот случай, когда я не могу идентифицироваться с народом, точнее, с толпой». Художница Джемма Скулме сказала еще более смело: «Мы провалились… Латыши сами пришли к тому, что мы недостаточно уважаем свое государство и этим гордимся. Здесь в одном узле переплелись нехватка самосознания и образования».
М-да, все 23 года дурачили народ усиленной пропагандой (ну как же, «русские идут!»), перекроили сознание, вот и втянулись простые люди в унижение себе подобных. Но когда даже титульный электорат начал потихоньку прозревать, прикормленная «элита» всполошилась. Латвии, видите ли, народ некачественный достался, не лезет, паршивец этакий, в цивилизацию, не верит в «историю успеха». Впору вспомнить Бертольда Брехта, предлагавшего в случае войны выбрасывать мирное население в тыл противнику – пусть враги с этим дурацким народом валандаются.
А может, не стоит на зеркало пенять? И признать, как факт, что не народ недостаточно уважает свое государство, а происходит вырождение интеллигенции. Она в определенный момент почила в бозе, скурвилась, размылась в рестораторов, топ-менеджеров, спичрайтеров, пиарщиков, кураторов, франчайзеров, дистрибьюторов, девелоперов, инвестиционных банкиров etc. И каждый из них сам себя считает интеллектуальной личностью, с правом на суждение обо всём и всех. В качестве примера приведу фрагмент своей недавней беседы с одним латышским режиссером-авангардистом (надеюсь, читатель понимает, о ком речь):
Говорите, интеллигенция стала рупором правящих? Ну и что с того? Русский живописец Илья Репин ведь тоже писал торжественное заседание Государственного совета – а уж на что был свободомыслящим человеком! Девушки от безысходности занялись проституцией, говорите? Ну и что с того? Я, что ли, их заставил этим заниматься? Может, им в борделях нравится? У нас, извините, демократия: кто хочет, идет в бордель, а кто хочет – едет в Ирландию клубнику собирать. Я, например, не только театральный режиссер, но и ресторатор, а вы – не только доктор наук, но еще и журналист-публицист. Да, согласен, есть противоречия в демократии, но лучше неё всё равно ничего не бывает...
Вот такова предельно простая логика сегодняшнего творческого интеллектуала. К тому же согласимся, что из-за девальвации самого понятия «интеллигенция» в этот слой общества затесалось немало интеллигентиков-самозванцев, которых В.Ленин уничижительно обозвал не мозгом, а говном нации. Хотите пример? Извольте – новоявленная специалистка по этикету Е. Екатериничева-Авотыня, причисляющая себя к миру «интеллигентных и порядочных». Упаси нас, Боже, от подобной субстанции! Да и черт с ней, с этой девальвированной «элитой». Выродилась и выродилась – на мак девять лет неурожай, а голода нет. А вот без культуры, духовности, без настоящей интеллигенции у страны нет будущего.